эстонцы

Содержание:

Эстласед — Советский Энциклопедический Словарь. 1980
Эстонцы (эсты)Энциклопедический Словарь 1953—1955
Эстонцы — Культура Ленинградской области
. Энциклопедия
Эстонцы. см. Эсты — Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. 1890—1907
Эсты
Алфавитный список народов, обитающих в Российской империи. СПб, 1895
Эсты — Большая Энциклопедия. 1900—1905
Эсты (лат. Aesti) — Материал из Википедии

 

 

Большая российская энциклопедия. Том 35. Москва, 2017, стр. 478—479

ЭСТО́НЦЫ (самоназвание – eestlased), 1) население Эстонии. 2) Прибалтийско-финский народ, осн. население Эстонии. Численность 905,8 тыс. чел. (2016, Деп-т статистики). Живут также в Финляндии (49,2 тыс. чел.— 2016, Статистич. центр), США (27,1 тыс. чел.— 2014, Бюро переписи), Канаде (23,2 тыс. чел.— 2011, перепись), России (17,9 тыс. чел., в т. ч. 7,1 тыс. чел. в Сибирском федеральном округе: 2,3 тыс. чел. в Красноярском крае, 2,1 тыс. чел. в Омской обл., 0,9 тыс. чел. в Новосибирской обл., 0,5 тыс. чел. в Кемеровской обл., 0,5 тыс. чел. в Томской обл.— 2010, перепись) и др. Говорят на эстонском языке. Верующие в осн. лютеране, есть православные (в т. ч. сету).

Эстонский женский костюм: 1 – северная Эстония, девичья одежда из Йыэляхтме (мааконд Харью), сер. 19 в. (короткая кофта кяйсед с воротом, скреплённым пряжкой сыльг, полихромной вышивкой и кружев... Рис. Е. Н. Федорченко

Предки Э. упоминаются в рус. источниках как чудь, в зап.-европ. источниках с 13 в.— как «эсты» (этноним восходит к «эстиям» античных авторов — см. в ст. Самбийско-натангийская культура). Традиц. культура типична для народов Юго-Вост. Балтии (см. в ст. Европа), на западе и севере испытала сканд. и финское, на юге и востоке — рус. и балтское влияние. Традиц. занятия — пашенное земледелие (рожь, ячмень, бобовые, картофель; выращивание льна развито особенно в Юж. Эстонии, с 1860—1880-х гг., в связи с кризисом импорта в Европу хлопка из США и с Ближнего Востока, приобрело товарное значение), животноводство (молочный скот, свиньи, овцы).

Различаются сев.-эст. (мааконды Ида-Виру, Ляэне-Виру, Харью и Ярва, Рапла), юж.-эст. (мааконды Йыгева, Тарту, Пылва, Выру, Валга, Вильянди, восток Пярну), зап.-эст. (мааконды Пярну, Ляэне, запад Харью) и островная (мааконды Хийу и Сааре) этнографич. области. Древнейшие сельские поселения — деревни (кюла) кучевой и рядовой планировки, на юге также разбросанные и однодворные; со 2-й пол. 19 в. осн. типом поселения стал хутор. Жилище до кон. 19 в.— т. н. жилая рига (рестуба), срубная постройка с высокой соломенной крышей, глинобитным или каменным полом. Центр. жилое помещение (рига), служившее также для сушки снопов, отапливалось по-чёрному каменной печью (ахи), стоявшей напротив входа, с подвесным котлом над очагом (колле, лее) перед устьем; к нему примыкали одна или неск. холодных кладовых (камбер), служивших летом спальнями, и гумно (рехеалуне), где зимой держали скот. Др. постройки усадьбы — клети (айт), хлев (лаут), баня (саун); характерна летняя кухня (кода) — в виде конич. шалаша или небольшого сруба, на северо-западе и островах — из камня, с открытым очагом.

Различаются сев.-эст., юж.-эст., зап.-эст. и островной комплексы женского костюма. Женская туникообразная рубаха (сярк) на б. ч. Эстонии имела длинные рукава, наплечики (ылалапп, ылалатт) и отложной воротник. В Сев. Эстонии носилась также рубаха без рукавов, на о. Хийумаа — на лямках, поверх неё – короткая блуза (кяйсед) с длинным пышным рукавом. Рубахи и кяйсед украшались мережкой, кружевом, белой, на севере также – красной, чёрной или полихромной вышивкой (геометрич., на севере — растит. мотивы). Поверх рубахи надевали короткую (на о. Сааремаа — выше талии) шерстяную кофту (кампсун) или безрукавку (лийстик, лийвистик, лихв). Юбка (сев.-эст. сеелик, юж.-эст. кёрт, на юго-востоке также — сыба, кырик, паллапоол, на островах — кууб, на о. Хийумаа также — сярк, на о. Сааремаа — юмбрик) в осн. полушерстяная в складку, на западе и островах – также плиссированная (по-видимому, заимствована у шведов); по раскраске — продольно-, реже поперечно-полосатая (на островах Сааремаа и Муху — преимущественно), или в клетку (особенно к кон. 19 в.); у группы мульги (юг мааконда Вильянди и юго-восток мааконда Пярну) — шерстяная чёрная с каймой на подоле, иногда — несшитая. Юбка подпоясывалась узорным поясом (вёё) — плетёным или тканым на ниту, на юге, западе и о. Сааремаа — также на дощечках. Замужние женщины поверх юбки носили льняной или хлопчатобумажный передник (пылл), на о. Хийумаа — с воланом по подолу. На плечи надевали шерстяные шаль или покрывало (на юге — сыба, сыуке, на юго-востоке — кырик, в мааконде Вильянди и на юге мааконда Пярну — текк, на западе — вайп) с цветной каймой, в маакондах Тарту и Вильянди — клетчатое или однотонное коричневое, на юго-востоке — белое вышитое; известны также белые льняные покрывала (на севере, западе и востоке — палакас, на юге — лина, линик, паллапоол, каал, на западе и островах — ург), на юге — с вышивкой, на юго-востоке — с красным узорным тканьём. Осн. украшение — кольцевидная или круглая брошь (сыльг, преес), на западе известны монетные ожерелья. Девичий головной убор — венок (пярг) на твёрдой основе, на западе и островах — лента (пеапаэл). Замужние женщины на севере носили «горшкообразные» кокошники на твёрдой основе (поттмютс), на западе и о. Сааремаа — также «копытоообразные» с высоким гребнем (бимютс, пиннмютс) или в виде усечённого конуса (харьютану, мааконд Сааре), на юге и островах — чепцы (тану, мютс); на севере, юго-востоке, юге (у мульги) и островах сохраняется полотенчатый убор (линик, у мульги — рятт, пяярятт); на северо-востоке (мааконд Ида-Виру) ткань обёртывается вокруг головы, иногда на твёрдой основе, образуя шапочку (харьякас, «сорока»), украшенную галуном, с «хвостом» из позумента сзади.

Из праздников выделяется Иванов день (Яанипяэв). Наиболее значит. часть муз. фольклора — одноголосные аллитерационные песни (см. Рунические песни). Различаются сев.-эст. (характерен жанр т. н. качельных песен) и юж.-эст. (распространены пастушьи песни) рунич. традиции. Стилистически обособлен фольклор сету, у которых бытует многоголосие. С 17 в. развивались т. н. песни переходной формы, имеющие признаки как рунических, так и новых песен. Со 2-й пол. 19 в. распространились стилистически поздние — т. н. новые нар. песни с рифмованным стихом, мелодиями широкого диапазона в мажоре, реже в миноре, в куплетной форме. Муз. инструменты: старинные — щипковый каннель, смычковый хийуканнель, натуральная труба (карьяпасун), рог (сарв); более поздние — волынка (торупилль), скрипка, гармоника, на них исполняются гл. обр. танцевальные наигрыши (лабаялавальс, полька, рейнлендлер).

Лит.: Tampere H. Eesti rahvalaule viisidega. Tallinn, 1956–1965. T. 1–5; Народы Европейской части СССР. М., 1964. Т. 2; Тампере Х. Эстонская народная песня. Л., 1983; Историко-этнографический атлас Прибалтики: Одежда. Рига, 1986.

 

 

Энциклопедический Словарь 1953—1955


ЭСТОНЦЫ (эсты), социалистическая нация, основное население Эстонской ССР. Численность — свыше 1 млн. человек. Язык — эстонский, относится к финно-угурской группе. См. Эстонская Советская Социалистическая Республика.

 

 

Советский Энциклопедический Словарь. 1980


ЭСТЛАСЕД, самоназвание эстонцев.

ЭСТОНЦЫ (самоназвание — эстласед), нация, основное население Эстонской ССР (925 тыс. человек); всего в СССР — 1007 тыс. человек (1970). Язык эстонский.

ЭСТЫ (эстласед), древнее название эстонцев.

 

 

С. И. Ожегов. Словарь русского языка. 1986


ЭСТО´НЦЫ, -ев, -нец, -нца, м. Народ угро-финской языковой группы, составляющие основное население Эстонской ССР. || ж. эстонка, -и. || прил. эстонский, -ая, -ое.

 

 

Культура Ленинградской области. Энциклопедия


ЭСТОНЦЫ (самоназв.— ээстласед, устар.— маарахвас), этническая общность. Эстонский яз. относится к прибалт.-фин. подгруппе финно-угорской ветви уральской языковой семьи. Проживают в Эстонии (963 тыс. чел.), России (28,1 тыс. чел.), Швеции, Латвии. В 1897 в С.-Петерб. губ. (без СПб.) проживало 51,9 тыс. Э. (в осн. в зап. части, включая Гдовский у). На 2002 в Лен. обл. проживало 1,4 тыс. Э. Выходцы из Эстонии зафиксированы на терр. западных р-нов совр. Лен. обл. в XVIII в. Массовая миграция крестьян-эстонцев началась после отмены крепостного права в Эстляндии и Лифляндии в 1816 и 1819, усилилась во второй пол. XIX в. В нач. XX в. миграцию стимулировала аграрная политика П. А. Столыпина, направленная на развитие хуторского х-ва. Э. селились на хуторах, к-рые часто располагались близ деревень, где проживали представители др. национальностей. Существовали и дер. (фактически скопления хуторов) с преобладанием эстонского населеня (напр., дер. Зимитицы в Волосовском р-не). Э. занимались земледелием, молочным животноводством. Выращивали зерновые (рожь, овес, ячмень), картофель. В земледелии применяли прогрессивные методы (многополье, травосеяние), чем выделялись среди местных крестьян.

 

Эстонцы в деревне Зимитицы. Фото 1912

Эстонское общество трезвости в деревне Зимитицы. Фото 1911

Эстонская свадьба в деревне Зимитицы. Фото 1910

 

Для сел. застройки Э. характерны бревенчатые дома-пятистенки на низком подклете. При сооружении жил. и хоз. построек использовали также бутовый камень. Этническая специфика долгое время сохранялась в пище (блюда из свинины, картофеля, кровяные колбасы). Из календарных обрядов наиболее изв. празднование дня св. Яана (св. Иоанн) 24 июня. Верующие — лютеране, также есть православные. Религ. центры находились в СПб., гг. Ямбург, Гатчина, Луга, дер. Тешково Волосовского р-на. В период ВОВ произошло сокращение числ. Э. в Лен. обл., в связи с тем, что нем. оккупационные власти переселили их на терр. Эстонии.

Лит.: Засецкая М. Л. Эстонцы Лужского р-на Ленинградской области (кон. 19 – сер. 20 в.) // Население Ленинградской области: Материалы и исследования по истории и традиционной культуре. СПб., 1992. С 132-143; Она же. Система социализации у эстонцев-переселенцев Санкт-Петербургской губернии (вторая пол. 19 – нач. 20 в.) // Из истории Санкт-Петербургской губернии: Новое в гуманитарных исследованиях. СПб., 1997. С. 52-64; Маамяги В. А. Эстонцы в СССР. 1917–1940 гг. М., 1990; Смирнова Т. М. Национальность – питерские: Национальные меньшинства Петербурга и Ленинградской области в XX в. СПб., 2002. С. 431-481, 520-549; Шкаровский М., Черепенина Н. История Евангелическо-лютеранской церкви на Северо-Западе России. 1917–1945. СПб., 2004. С. 89-103.

А. Ю. Чистяков

 

 

Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. 1890—1907


ЭСТОНЦЫ — см. Эсты

ЭСТЫ — коренные обитатели Прибалтiйскаго края и прибрежныхъ острововъ — Эзеля, Моона и др.; принадлежатъ къ западной группѣ финно-угорскаго племени (см. XXXVI, 9). Извѣстны въ лѣтописяхъ подъ именемъ «чуди», но это же имя примѣняется и къ другимъ финскимъ племенамъ. Сами себя называютъ Tallo poeg — сынъ земли; у латышей извѣстны подъ названiемъ «igganni», т. е. «изгнанники», что указываетъ, вѣроятно, на отѣтсненiе ихъ (въ началѣ XIII в.) на сѣверъ; у русскихъ извѣстны подъ именемъ чухонъ, чухонцевъ; въ Псковской губ. Э., бывшiе издавна подъ русскимъ влiянiемъ, получили названiе setud или setukesed (= кляча) — «полувѣрцевъ». Площадь, заселенная Э. = около 38500 кв. км, съ населенiемъ около 950000 душъ, въ томъ числѣ въ Лифляндской губ. (перепись 1881 г.) 482613, въ Эстляндской (перепись 1881 г.) 329687, въ Псковской (переп. 1897 г.) 25458, въ С.-Петербургской (1897 г.) 64116, въ Витебской 906. По вѣроисповѣданiю Э. большею частью лютеране, въ Псковской губ.— православные, въ Витебской — католики.

Прародиной угро-финской семьи считаютъ центральную Азiю, откуда въ доисторическiя времена совершилась миграцiя черезъ сѣверо-востокъ Европы въ занимаемыя нынѣ угро-финнами области. Раздѣленiе на отдѣльныя племена можно отнести къ VII вѣку, такъ какъ уже съ этого времени археологическiя раскопки даютъ указанiя на обособленность финновъ, эстовъ, ливовъ и куровъ. Прибалтiйскiя находки указываютъ на знакомство съ металлами (желѣзные топоры, ножи, бронзовые нагрудныя украшенiя). Образъ жизни Э. того времени кочевой, охотничiй, но уже съ зачатками земледѣлiя. Нѣкогда Э. занимали всю Лифляндскую и Курляндскую губ., на что указываютъ названiя мѣстностей съ окончанiемъ на küll (деревня) и jerw (озеро), но уже въ историческое время были оттѣснены латышами и славянами въ занимаемые нынѣ предѣлы; еще въ 1111 и 1178 г. новгородская лѣтопись упоминаетъ объ «Очелѣ» (Adselle, на сѣв.-зап. отъ Марiенбурга), какъ о странѣ, занятой Э. Съ этого времени Э. подвергались постояннымъ нападенiямъ скандинавскихъ князей, славянъ и, наконецъ, нѣмцевъ (меченосцевъ), которые, съ помощью Данiи, покорили Э. и обратили ихъ въ христiанство около 1227 г. Эта борьба была тѣмъ болѣе упорна, что, чуждые института рабства, Э. всѣми силами отстаивали свою исконную свободу. Послѣ нѣмцевъ Э. подпали подъ власть сначала Польши, затѣмъ Швецiи, а въ 1710 г. были окончательно присоединены къ Россiи. Со времени освобожденiя отъ крѣпостной зависимости культурная жизнь Э. начала быстро развиваться.

Въ антропологическомъ отношенiи Э. значительно отличаются отъ другихъ угро-финновъ. Черепъ Э. мезоцефальный (тогда как лопари — брахицефалы, а чуваши — долихоцефалы); очень рѣзко выдающiеся въ сторону скуловыя кости, длинный узкiй носъ, съ четырехугольными надбровными дугами. Женскiй черепъ имѣетъ характерныя отличiя: онъ значительно меньшаго объема и относительно своей длины шире. Э. роста выше средняго (нерѣдко 170 стм), крѣпкаго, коренастаго тѣлосложенiя. Женщины имѣютъ характерныя особенности какъ въ строенiи таза, такъ и въ общей массивности тѣлосложенiя, отличаясь здоровьемъ и силой. Цвѣтъ кожи бѣлый, волосы чаще всего свѣтло-русые, нерѣдко и свѣтлокоричневые; глаза свѣтлые, сѣровато-голубого цвѣта. Волосъ ни женщины, ни мужчины не стригутъ, а носятъ подъ платкомъ или подъ головнымъ уборомъ распущенными по плечамъ. Бороду и усы Э. брѣютъ. Одежда мужчинъ состоитъ изъ полотняной рубашки, застегиваемой на шѣе металлическими, большей частью серебряными пряжками (этотъ обычай начинаетъ исчезать и остался по преимуществу у островитянъ и у полувѣрцевъ Псковской губ.), чулокъ, высокихъ сапогъ, короткихъ штановъ, обыкновенно чернаго цвѣта, жилета и сѣрой или зеленой куртки въ родѣ пиджака; на шѣе повязывается платокъ, часто шелковый; на головѣ войлочная шляпа съ широкими полями, зимой — шляпа изъ лисьяго мѣха и овечья шуба безъ покрышки. Женскiй костюм — длинная холщовая рубашка, застегиваемая на груди пряжками, полосатыя темныя юбки, синiй лифъ и кисейный вышитый фартукъ. Женскiй головной уборъ довольно разнообразенъ. Живутъ Э. въ очень простыхъ бревенчатыхъ, большей частью курныхъ избахъ, но за послѣднее время и въ этомъ отношенiи замѣчается большой прогрессъ. Съ 80-хъ годовъ замѣчается стремленiе покупать въ собственность земли и развитiе мызнаго хозяйства. Пища главнымъ образомъ растительная; особенно любимы у Э. капуста и рѣпа, которую они разводили еще въ доисторическiя времена. Лакомствомъ служитъ свиное мясо. Отличительные черты характера Э. — упрямство и злопамятность, несмотря на терпѣливость и общую душевную мягкость; выведенный изъ себя, Э. становится жестокимъ и мстительнымъ. Э. рѣшителенъ, смѣлъ, находчивъ въ опасности, очень честенъ, но не чуждъ лѣни и беспечности. На женщину Э. смотритъ исключительно какъ на работницу, не заботясь особенно объ ея нравственномъ поведенiии. Нравы довольно свободны. Число незаконнорожденныхъ доходитъ до 6 процентовъ. Разводы крайне рѣдки. Обряды и пережитки старины все болѣе и болѣе забываются. Большую стойкость «обряды свадебные и похоронные, особенно у сѣверныхъ Э. и у Э. псковскихъ. Такъ, напр., по ихъ мнѣнiю, человѣкъ не долженъ умирать на постели, вслѣдствiе чего умирающаго кладутъ на соломенную подстилку (pikka öllile panuema — лежать на длинной соломѣ), на которой онъ и остается до смерти; весь уходъ за нимъ въ это время состоитъ въ томъ, что его стараются по возможности больше накормить. Гробъ съ покойникомъ ставятъ на телѣгу, на которую усаживаются всѣ близкiе, и скорой рысью ѣдутъ на место погребенiя. Въ полной силѣ еще и донынѣ во многихъ местахъ вѣра во всевозможныхъ добрыхъ и нечистыхъ духовъ и связанное съ нею колдовство (см. Э. мифологiя).

См. библiографiю по антропологiи и археологiи эстовъ статью Вейнберга въ «Русск. Антропол. журналѣ» (1901, № 3); Richter, «Geschichte der Ostseeprovinzen» (1857); Риттих, «Матерiалы для этнографiи Россiи» («Прибалтiйскiй край», 1873); Alquist, «Culturwörter der Finnen»; Wiedemann, «Aus dem inneren und ausseren Leben des Esten» (1876); Schröder, «Die Hochzeitsgebrauche der Esten» (Б., 1888); Mikkola, «Berührungen zwischen den Westfinnen u. d. Slaven» (Гельсингф., 1894); Майковъ, «Культурная жизнь зап. финновъ по даннымъ языка» (по Alquist'y); Трусманъ, «Введенiе христiанства въ Лифл.» (1884); его же, «Чудско-литовскiй элементъ въ Новгород. пятинахъ» (Ревель, 1898); Благовѣщенскiй, «Остр. Эзель и его обитатели» («Сбор. Археологическаго Инст.», 1881); В. Миллеръ, «Сист. опис. Дашковск. Музея» (тамъ же отчасти указана библiографiя). Много цѣннаго въ «Sitzungsberichte u. Verhandlungen der Gelehrten Estn. Gesellschaft.».     М. Е.

 

 

Алфавитный список народов, обитающих в Российской империи. СПб, 1895


эсты-список

656,000 по свѣд. за 1880 г.

137) Эсты — народъ финскаго племени. Несмотря на долголѣтнее владычество нѣмцевъ, эсты сохранили вполнѣ свой нацiональный типъ и характеръ. Языкъ ихъ раздѣляется на 2 нарѣчiя и является однимъ из самых чистыхъ финскихъ нарѣчий. Склонность къ повѣрьям и колдовству сохранились до сихъ поръ и выражается въ различныхъ обрядахъ, празднествахъ и обычаяхъ. Главное занятiе эстовъ земледѣлiе. Небольшое число (2,380) эстовъ-переселенцевъ находится на Кавказѣ.

Исповѣданiе: Евангелическо-лютеранское, за исключенiемъ небольшаго числа православныхъ.

Территорiя: Вся Эстлянская губернiя, Перновскiй, Феллинскiй, Юрьевскiй и Эзельскiй уѣзды Лифляндской губернiй, Гдовскiй Петербургской и Псковскiй Псковской, также Витебская губернiя. Селенiя эстовъ переселенцевъ находятся въ Губенiяхъ: Ставропольской, Кутаисской, Эриванской, въ Карсской областм и въ Черноморскомъ округѣ.

 

 

Большая Энциклопедия. В 20 т.— СПб.: Тип. Книгоиздательского Т-ва "Просвещение", 1900—1905


Эсты (Ehsten), народность, принадлежащая къ западной отрасли финскаго (финно-угорскаго) племени, составляетъ коренное населенiе Эстляндiи, о-вовъ Эзеля, Моона, частью Даго и многихъ мелкихъ о-вовъ, прилегающихъ къ берегамъ Эстляндiи; распространяются также на сѣверную часть Лифляндiи и прилегающiя части губернiй Витебской, Псковской и С.-Петербургской. Общее число ихъ по переписи 1897 года простирается до 1002 тыс., изъ которыхъ около 480 тыс. въ Лифляндiи и 330 тыс. въ Эстляндiи. Сами себя зовутъ tallopoёg (сынъ земли), у латышей "iggauni" (изгнанники, т. е. оттѣсненные латышами къ сѣверу) у финновъ "wirolaiset"; православные Э. въ Псковской губ. называются "полувѣрцами". Э. болѣе 600 лѣтъ находились въ рабствѣ у нѣмцевъ и шведовъ; освобождены были изъ личнаго крѣпостного состоянiя (безъ земли) 1816—19 гг. послѣ чего до послѣдняго времени находились въ фермерской зависимости отъ нѣмецкихъ бароновъ-земледѣльцевъ, и только теперь больш. частью получили въ собственность свои дворы, фермы и часть рыцарскихъ земель. Несмотря на такую зависимость отъ нѣмцевъ, Э. сохранили довольно полно свою нацiональность, языкъ, одежду, обычаи и образъ жизни, во всякомъ случаѣ полнѣе, чемъ одновременно порабощенные съ ними латыши, оказывая все время упорное сопротивленiе онѣмеченiю, принявъ отъ нѣмцевъ только религiю (сперва католическую затѣмъ лютеранскую) и грамотность; только небольшая часть Э. (въ Витеб. губ.) остались католиками, а въ Псковской губ. приняли издавна православiе. За истекшiй вѣкъ, впрочемъ, нѣмецкая образованность сдѣлала большiе успѣхи среди Э., для которыхъ слово "saksa" означаетъ не только нѣмецъ (саксонецъ), но и вообще всякiй "господинъ" не эстонскаго происхожденiя. Въ антропологическомъ отношенiи Э. отличаются небольшимъ ростомъ, крѣпкимъ сложенiемъ, широкимъ туловищемъ на короткихъ ногахъ. небольшой мезоцефальной головой, широкимъ лицомъ. Цвѣтъ кожи свѣтлый, волосы преобладаютъ прямые свѣтлорусые, рѣже свѣтлокаштановые, глаза сѣроватыхъ и голубоватыхъ оттѣнковъ; волосы на головѣ не только женщины, но и мужчины не стригутъ, но бороду и усы бреютъ. Одежда какъ у мужчинъ, такъ и женщинъ сохранила еще нацiональныя особенности въ покроѣ, у мужчинъ короткихъ черныхъ штановъ, жилета, сѣрой или зеленой куртки, войлочной шляпы и мѣховой шапки; у женщинъ особый покрой рубахи, лифа и вышитаго фартука. Избы господствуютъ еще курныя, но улучшаются, вмѣстѣ съ развитiемъ за послѣднее время среди Э. свободныхъ земледѣльцевъ-собственниковъ и вообще мыздного хозяйства. Положенiе женщины у Э. подчиненное, причемъ мужъсмотритъ на жену большею частью только, какъ на работницу; нравственности женщинъ не придается особой цѣны, и число незаконнорожденныхъ выше обычной средней нормы. Господствующая лютеранская религiя находится въ рукахъ нѣмецкихъ пасторовъ, но служба совершается на эстонскомъ языкѣ. Суевѣрие, вѣра въ вѣдьмъ, колдуновъ, привидѣнiя и пр. остатки древняго язычества сильно распространены, уживаясь съ поголовною грамотностью, развитiемъ школъ, перiодической печати на эстонскомъ языкѣ. При свадьбахъ, рожденiи, крещенiи и смерти совершаются до сихъ поръ старинные обряды. См. библiографiю: В. Миллеръ "Систем. описанiе Дашковс. музея", Москва, и Вейнбергъ, "Русск. Антропол. Журн." 1901, №3; Риттихъ, "Матер. по этногр. Россiи" 1873; Wiedemann. Inners und äussers Leben der Ehsten" (Сиб. 1876).

 

 

Материал из Википедии — свободной энциклопедии


Э́сты (лат. Aesti) — принятое в западноевропейских (преимущественно латинских) источниках название средневекового населения современной Эстонии. В древнерусских источниках ему соответствует экзоэтноним «чудь».

Эсты на французской карте 1685 года

Древнейшее население Эстонии

Самыми древними находками на территории Эстонии являются артефакты, найденные в ходе археологических раскопок поселений Пулли и Кунда и относящиеся к кундаской археологической культуре. Им на смену пришли неолитические народы нарвской культуры. Этническая принадлежность ни тех, ни других неизвестна.

Эстии античных авторов

Aestii вблизи Вислы (соседи видивариев) — народ, упомянутый Тацитом в трактате «О происхождении германцев и местоположении Германии»:

Эстии поклоняются праматери богов и как отличительный знак своего культа носят на себе изображения вепрей; они им заменяют оружие и оберегают чтящих богиню даже в гуще врагов. Меч у них — редкость; употребляют же они чаще всего дреколье. Хлеба и другие плоды земные выращивают они усерднее, чем принято у германцев с присущей им нерадивостью. Больше того, они обшаривают и море и на берегу, и на отмелях единственные из всех собирают янтарь, который сами они называют глезом. У них самих он никак не используется; собирают они его в натуральном виде, доставляют нашим купцам таким же необработанным и, к своему удивлению, получают за него цену.

Судя по данному описанию, эстии — одно из западных племён древних балтов, занимавшееся сбором янтаря и его экспортом в Римскую империю по Янтарному пути. Приведённое Тацитом название янтаря на языке эстов, glesum, вероятно, германского происхождения (ср. гот. glas, англ. glass).

Нет оснований отождествлять с эстонцами тех эстов, к которым обращался в 537 г. с речью Кассиодор, а также народ айстов (Hestii), упоминаемый Иорданом в качестве данников Германариха. Упоминания эстов у античных авторов столь кратки, что точно определить ареал их расселения не представляется возможным.

Средневековые эсты

Исторические области Эстонии

Эсты как народ финно-угорского происхождения (т. е. эстонцы) впервые описаны в ливонских хрониках XIII века (в частности, у Генриха Латвийского). Их название, унаследованное от античных латинских писателей, средневековые авторы ошибочно понимали как образованное от термина «восток», «ост» (то есть «Восточная земля» — Эстланд).

Современные эстонцы взяли этот книжный термин для обозначения своей нации лишь c XIX века (в период «национального возрождения»). В местной традиции лат. Aesti мутировало в «ээстласед». До этого они сами себя именовали «маарахвас» (эст. maarahvas, букв. «народ земли»).

Примечания

  1. The Uralic language family: facts, myths and statistics.— Oxford, UK: Blackwell, 2002.— P. 21–23.
  2. Тацит. О происхождении германцев и местоположении Германии
  3. Из произведения римского историка Тацита «Германия» о древних балтах (I в. н. э.).

Источник — ru.wikipedia.org

 

 

Ссылки